Блог Михаила Шора (michail_shor) wrote,
Блог Михаила Шора
michail_shor

Categories:

Замечательные Блогеры Нашего Городка.Часть 19. Plios

Вот еще одно долгожданное интервью. В рамках проекта "Замечательные Блогеры Нашего Городка", известный ивановский блогер Андрей Спиридонов @ASpiridonov взял интервью у главы Плеса Алексея Шевцова  @Plios . Передаю слово автору:
 

       Алексей Владиславович Шевцов. Глава, первооткрыватель, инвестор, энтузиаст Плёса. О нем говорят и пишут разное. Его деятельность многих раздражает, тем сильнее, чем больше Плёс хорошеет. Я и сам не был его сторонником. Но когда недавняя волна публикаций разделила аудиторию, не оставив места для полутонов, на его сторону стали люди, которые привыкли критиковать и его самого, и его дело.
      И вот я в гостях у Алексея Владиславовича, чтобы самому разобраться, где черное, а где белое. Разговор получился долгим, но он стоил потраченного времени. И то, что я услышал, во многом было неожиданно.


Вопрос, который так или иначе задают все: каким, по-Вашему, должен быть Плёс? Кого там ждут?
       Некоторые почему-то сравнивают Плёс с французским горнолыжным городком Куршевелем, который знаменит огромными виллами для миллиардеров и их компаний. Это странное сравнение. Плёс не имеет и не будет иметь ничего общего с миллиардерско-куршевельским отдыхом и поместьем для сверхбогатых никогда не станет. Один мультимиллионер гостил у нас как-то, но он мне определённо сказал, что самые большие плёсские купеческие особнячки, двухсотметровые, неприлично малы для его друзей из списка «Форбс».
      И все эти друзья устроили себе поместья в России совсем в других местах. А насущный вопрос для Плёса на самом деле состоит в том, как правильно сформировать инфраструктуру гостеприимства в городе и окрестностях, чтобы туризм принес наибольшую пользу маленькому и хрупкому Плёсу ‑ и Плёс принес наибольшую пользу туризму. Туризму и в области, и в России в целом.
    И не надо говорить о том, что кого-то мы пустим, а кого-то не пустим. Есть сегменты наиболее рентабельные, но мы должны работать так, чтобы разные группы не мешали друг другу, чтобы Плёсом можно было наслаждаться с разным кошельком и разными настроениями. При этом я буду всегда настаивать на том, что люди, у кого веселое настроение, бодрый нрав, хорошее здоровье и желание погудеть, не должны повредить отдыху тех, кому, скажем, грустно, кто просто настроен бродить в тишине. Это не значит, что бодрым в Плёсе не место, просто надо прорабатывать условия для всех. Сейчас в Плёсе в целях туризма на самом деле используется ничтожный процент территории, и нельзя говорить, что город переполнен, если он одним этим кусочком земли интенсивно работает, а остальная его территория никак не задействована.
     Посмотрите на жилые районы верхнего Плёса в окрестностях живописнейшего пруда – пустыри невозделанные, прерии… До переполнения Плёсу еще очень далеко. Главное, что сейчас, на мой взгляд, актуально – это начать в деталях рассматривать схему зонирования города и окрестностей. Моя полуторалетней давности брошюра «Республика Плёс» обсуждалась в областном департаменте экономики, но сейчас уже пора перейти к конкретным вопросам.
Показательный пример ‑ шумные молодежные мероприятия. Жители жалуются на дискотеки open air, и здесь мне жалко обе стороны. Жалко плёсских старушек, которым особенно противопоказан ночной шум и которые не имеют возможности по выходным выезжать из своих плёсских жилищ на дачи в окрестные деревни, как это вообще-то принято у плёсских жителей. Но если старушки живут здесь всю жизнь, то имеют и право голоса.
     А с другой стороны, молодежь в рамках всего левитановского ‑ на ухоженной набережной, под пушкинскими фонарями, среди старинной архитектуры ‑ немножко даже злится: ей нет простора. И вот мы для пробы провели два раза «Колхоз-Party» в Утёсе, на благоразумном расстоянии от плёсской идиллии – там все дореволюционное уже уничтожено, есть простор для любых количеств людей, всё звучит, а берег устроен так, что с поправкой на климат всё-таки больше напоминает бразильскую Копакабану и кубинский Варадеро…
      Мне попался очерк в «Известиях про акулу на Дальнем Востоке, о тамошних курортах, с неожиданным авторским выводом: спасать надо не людей от хищника, а заповедник от людей. Хочу привести две цитаты об устройстве российского туризма. Поскольку действие происходит под Владивостоком, то, видимо, такая ситуация по всей стране. Первая цитата: «Небольшой поселок Андреевка… Кругом бродят полуголые люди, направляясь от пляжа до шалмана на курьих ножках и обратно. Народу не меньше, чем в Сочи в разгар сезона, всюду шансон и шашлыки». И вторая: «Гущин, сильный мужик, гроза браконьеров, от бессилия лишь разводит руками: все кругом продали, всюду люди, которые любыми способами стараются оттяпать кусок под дачу или дом отдыха. Тут перерыли уже все что могли — мы везде жалуемся, бьем тревогу, но стройки лишь на время затихают».
     В этих цитатах – вся картина нашего сегодняшнего внутреннего туризма «от Москвы до самых до окраин». Неорганизованность отдыха – первый бич, а второй – неорганизованность в строительно-девелоперском смысле. Когда организации отдыха и единого плана территории нет, развитие происходит самотёком, а потом мы привычно наблюдаем и даже уже отвыкли огорчаться – здесь испорчено, там загажено, тут отдыхать невозможно. Велика Россия, а отступать некуда.
     Мне же хочется, чтобы Плёс был по-настоящему гостеприимным, чтобы он не просто зазывал людей и приглашал их отдохнуть как получится, а предоставлял им достойные условия. Шансон на набережной уже полгода как изжит ‑ с помощью Михаила Александровича (губернатора – ред.) ‑ и многие благодарят за ту благородную музыку, подобающую Плёсу, которая льётся из репродукторов на центральном пятачке. С шашлычниками в дни массовых праздников ещё предстоит поработать – в идеале, весь праздничный плёсский фудкорт должен быть безупречно опрятным, гигиеничным, качественным, это наша задача на следующее лето. В сезоне этого года сеть новых уличных кафе на набережной позволила сделать заметный шаг вперёд.


Раз зашел разговор о жителях Плёса – кто они?
     Для начала должен сказать, что в России вообще, в Ивановской области, в Плёсе в том числе, очень мало людей. Демографический кризис ощущается, народа мало, его должно быть больше. Что касается конкретно местных жителей, то немалая категория – те, кто интегрировались в отрасль гостеприимства, и многие так живут уже давно. У меня есть соседки по ТСЖ на набережной, мать и дочь Королёвы – они торгуют сувенирами без малейшего перерыва лет пятнадцать, не меньше. Есть глубоко интеллигентные люди.
     Есть несколько человек, которые без акцента говорят на иностранных языках. Ольга Викторовна Наседкина, директор музея Левитана – французы неоднократно свидетельствовали, что она без акцента говорит по-французски. Надо, между прочим, еще поискать городок в провинции, где есть такие люди... Прослойка интеллигенции в Плёсе несоразмерно велика. Это кадры музея-заповедника, которые завозились еще во времена СССР, им строили дома – и в результате у нас есть архитектор Зырянова, которая живет здесь двадцать пять лет, историки, археологи…


Во времена СССР – да, а сейчас?
       Сейчас чуть ли не половина гостей флагманского отеля «Соборная слобода» задумывается о покупке здесь дома. Но если у человека слабое здоровье, в Плёс на ПМЖ переезжать я пока не посоветую – скорая помощь не всегда приходит за минуты, если мягко сказать… Или, если у человека есть дети, его может не устроить плёсская школа. Моя идея навырост о «Международной Плёсской школе русского языка» – это вообще-то развитие мысли о том, что надо всеми силами укреплять плёсскую школу. Нам обещали помощь московские друзья Плёса - привлекать сюда педагогов, с которыми сегодня ситуация аховая. Второй год нет химии, теперь под вопросом уже история. Сейчас старшеклассников некоторые родители увозят из Плёса, когда встаёт во весь рост вопрос ЕГЭ...
         Чтобы город был живым и комфортным, нам надо вырваться из противоречивой ситуации: Плёс – крупный туристический центр, но медицинское обслуживание ему положено строго по нормам карликового городка или даже села с населением в 2500 человек. В стране идёт реформа здравоохранения, централизация, в целом всё это логично и разумно - за всё более сложной медицинской помощью надо ехать куда-то центральнее. Но логики абсолютно нет в том, что в Плёсе не учитываются медицинские потребности туристов, которых в город в течение года приезжают сотни тысяч, и для их обслуживания сегодня банально нет ни денег, ни людей. И такая же ситуация во многих сферах городской жизни. Малочисленна администрация, которая была бы нормальной в обычном городке такого же размера, но в туристическом Плёсе, при всей работоспособности, выбивается из сил. Недопустимо занижено число дворников, смехотворны бюджеты на уборку.

И каковы Ваши возможности как Главы Плёсского городского поселения?
     Глава Плёса – это высшая муниципальная должность, полностью соответствующая статусу мэра маленького города в традиционном европейском понимании, например, французском. Должность эта не оплачивается, не предполагает постоянного присутствия в мэрии, является общественной нагрузкой для одного из горожан. Но наличие мэра-общественника, каким я и являюсь, очень важно, поскольку предполагается, что высшее лицо в городе не должно быть встроено напрямую в бюрократическую вертикаль, должно иметь возможность подавать голос, хотя бы, по Маяковскому, «тоньше писка», от имени горожан.
      Я возглавляю Плёсский совет, он у нас заседает далеко не мирно и не формально, депутаты стараются энергично отстаивать запросы населения. Возглавляю Градостроительный совет Плёса, созданный в связи с тем, что Плёс вошёл в общероссийский список исторических поселений, а там на всю страну всего 41 город. По многим хозяйственным вопросам у нас полномочия переданы в район, но мы стараемся по мере сил контролировать их реализацию. Очень помогает моей работе то, что городская жизнь – предмет постоянного внимания Михаила Александровича Меня, нам не приходится преодолевать какие-то инстанции, чтобы с ним посоветоваться. Вспоминается Николай Первый, лично подписывавший проекты фасадов на Невском: «Быть по сему. Николай». Именно так строился великий город на Неве…


Давайте от дел перейдем к более личным вопросам. Традиционно первый – Вы и Твиттер?
     В Твиттере я присутствую по инициативе губернатора ‑ @mikhail_menn. Он даже подсказал, что мне лучше выбрать @Plios как «партийную кличку».

Партийную?
     Условно, я в партии не состою :-)
Твиттер для меня - это конспекты мыслей, которые потом можно собирать в сборники и издавать. Я не веду в Твиттере той работы, для которой он идеально приспособлен. Не делаю там ничего спонтанного, не веду сиюминутных диалогов. В основном я создаю там законченные литературные произведения, которые выдержат проверку временем (смеётся).
      Например, дневник Плёсской экспедиции. Или, скажем, у моей дочери была выставка фотографий об Африке, я там распространял документ на трех страницах, который назывался «Избранные твиты о Танзании». Словом, под видом Твиттера я занимаюсь совершенно не им :-)

Еще традиционный вопрос – как проводите свободное время?
      Отрицательный результат моей деятельности в Плёсе в том, что этот город я перестал воспринимать как место отдыха :-) Плёсом как дачным местом мне пришлось – надеюсь, временно ‑ пожертвовать. Здесь – работа, а отдых ‑ это путешествия, поездки. Достаточно частые, но не слишком долгие.
      Единственная большая поездка – на две недели летом, и то через неделю начинают интенсивно звонить из России :-) Как правило, я совмещаю отдых с работой на перспективу – смотрю, как устроен туризм на Украине, в Дании, в Исландии… В последний раз изумительно оказалось в Одессе. На Дерибасовской давно уже не «открылася пивная», на самом деле там высокий класс: обширный исторический центр во многом отреставрирован, отличные рестораны, вкусные кафе, и тут же колоритные одесские дворы, как в фильме «Ликвидация» – рай для фотографа…

Ваш любимый афоризм, девиз?
     Почему-то пришло в голову наполеоновское: «Надо ввязаться в бой, а там посмотрим».

Вот уж от Вас не ожидал…
       Я люблю непростые долгосрочные проекты, которые нельзя просчитать заранее. Потому что когда простые, арифметические ‑ это что-то мелкое, частное, лишённое масштаба.

И что необходимо для успеха в масштабных проектах?
      Надо понять, чем именно ты можешь быть полезен человечеству. Повернуться к миру той стороной, которая ему нужна. Я, когда работал после МГУ на заводе, был там единственным, кто мог хоть как-то разбирать французские телеграммы. Проработал полгода, и меня отправили в Париж, потом еще раз…
     И когда я в конце 80-х два раза подряд съездил в Париж, то сразу женился, потому что Париж заряжает романтической энергией и убедительностью в этих вопросах :-)
Я верю не в случайную комбинацию обстоятельств, а в то, что человек способен осознать, каковы его сильные качества, и в нужный момент их использовать. А у нас в России, увы, традиционно много людей, которые, не задумываясь, идут всю жизнь по накатанной кем-то дорожке, и каковы их настоящие таланты и горизонты, так и остаётся невыясненным.

А какие качества цените в тех, кто с Вами работает, в партнерах?
      С партнерами всё очень просто. Они должны быть, как американцы говорят, successful people, успешные люди. Ну, и договороспособность играет огромную роль. В детстве я однажды выменял у мальчика из квартиры этажом ниже марку неизвестной мне страны и имел неосторожность при нём обрадоваться. А через 20 минут он пришел обратно меняться. С папой. Возмутительно. У меня в жизни были случаи, когда было откровенно невыгодно придерживаться договора. Но я чувствовал, что это хорошо и правильно, когда в какой-то страшный момент делаешь всё, чтобы выполнить даже юридически не закрепленные договорённости. И третье – я, наверное, счастливый человек, потому что всегда имел дело с людьми, с которыми хотел иметь дело. Nice people, приятные люди, хорошие люди. Но это уже роскошь…

Что Вам дороже всего из плёсских традиций?
      Левитановский музыкальный фестиваль, Плёсская Трансарктическая экспедиция и Веломарафон на призы главы Плёса. А из того, что надо возродить – конечно, Плёсский джазовый фестиваль. Это была идея Михаила Александровича (@mikhail_menn – ред.), очень хорошая – уравнять Плёс с Монтрё, дать асимметричный такой ответ знаменитому швейцарскому городку…
Левитановский фестиваль – идея журналистки Наташи Барбье, это главный редактор журнала «Мезонин» (который первым, в 2004 году опубликовал статью о Плёсе – ред.), а сейчас уже плёсская дачница, это происходит со многими… Она в свое время продвигала эту идею как мероприятие, присущее первоклассным европейским городкам, и мы подтягиваем Плёс к этому уровню. Пусть вначале узок был круг любителей, но постепенно фестиваль окреп, скоро он пройдёт в четвертый раз, и мы уже научились получать удовольствие от классической музыки :-)


          С Волынкиным (глава Плёсской трансарктической экспедиции – ред.) нас свел граф Андрей Борисович Ланской, которому летом 2010 года пришла в голову чудесная идея, что полярные путешественники должны подработать в Плёсе, катая туристов. Идея, как у настоящего графа, была коммерчески не очень сильна. Но Андрей Борисович познакомил нас с полярниками, и я проникся мыслью, что Плёс имеет уникальный шанс прикоснуться к чему-то настоящему. Мы оказались в числе основных спонсоров экспедиции 2011 года, и вот сегодня путешественники уже в статусе людей, совершивших героический переход через Северную Атлантику. А впереди у них что-то совсем непредставимое – переход вдоль Аляски до Анадыря, четырёхчасовой световой день, ночные штормы…
      Веломарафон – там просто пришли люди, прекрасная ивановская молодежь, и сказали: давайте проведем соревнование, но без статуса гонки на призы главы нам не дают денег. Я дал денег на призы, их поддержали и другие спонсоры, спортивные магазины. И оказалось ‑ они настоящие деловые люди, всё работало как часы. Когда я увидел это соревнование, сразу решил – буду всю жизнь его поддерживать.
    Вообще, Плёс – это lifetime experience. На всю жизнь.

      Алексей Владиславович рассказывал еще о многом. О 400 килограммах вкуснейшего земляничного варенья из Потаённой России в сувенирных баночках для гостей. О плёсских старушках, вспоминающих вечерами бульвары Парижа. О том, что совковый подход к туризму случается и в Нормандских замках. О дочери, изучающей китайский, и о том, что людям, говорящим по-французски, Франция открывается совсем с другой стороны.
       Перед его обаянием в личном общении невозможно устоять. Неторопливая манера речи, мягкие формулировки в самых острых вопросах. Нескрываемо трепетное отношение к идее Плёса как символа русской провинции и непоколебимая уверенность в правильности выбранного пути. Этот человек умеет обратиться к миру нужной стороной, и поэтому его успехи не случайны. Говорить же об Успехе в единственном числе и с большой буквы рано. Плёс еще в начале пути.
Lifetime experience…


Subscribe

  • Взрывы в Иванове!!! Срочно!!!

    В Иванове в новом доме на углу ул. Жарова и Кузнецова слышны взрывы и видно возгорание. В социальных сетях появляются фотографии с места событий.…

  • Пропала Лобаева Полина Николаевна, 20 лет

    Пропала Лобаева Полина Николаевна, 20 лет, 7 июля 2013 года около 01:30 часов ночи ушла купаться на Асафовых островах ( Юрьевецкий район…

  • Каякёй. Деревня-призрак в горах

    Руины и гнетущая тишина. Церкви и часовни, мельницы и школы, мастерские и магазинчики, сотни и сотни других зданий, и даже фонтаны. Все это…

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments