Блог Михаила Шора (michail_shor) wrote,
Блог Михаила Шора
michail_shor

Categories:

ОТЛУЧЕНИЕ ОТ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Оригинал взят у boris_yakemenko в ОТЛУЧЕНИЕ ОТ ЗДРАВОГО СМЫСЛА
Антироссийская «Новая газета» бросилась защищать некоего монаха Иллариона, наказанного за политические оценки. Солдатов, обслуживавший церковную тему, видимо, в отпуске или уже перегрузился, аноним Головинский, оболгавший покойного Патриарха, канул в лету, поэтому закрывать прорыв брошен большой специалист по православному христианству Никитинский, который, как известно, не отличает кадила от паникадила. (См. статью Никитинского «Кремль у стенки. В антироссийской «Новой газете» №11-12 за 2006 г. Цитата: «РПЦ машет паникадилом. Путин смотрит на реакцию Совета Европы»).

Вина Иллариона лишь в том, что он, вопреки запрету Церкви на политическую деятельность и политические оценки, о чем Никитинский может и не знать, хвалил Прохорова и советовал голосовать за «Справедливую Россию». За это на Иллариона было наложено прещение. Разумеется, Никитинский обязан теперь его защищать. А если бы Илларион хвалил «Единую Россию» и призывал голосовать за Путина и тоже, разумеется, понес бы ответственность, то нет сомнения, что Никитинский обзвонился бы в патриархию и просил бы добавить строгости и «задавить». Именно так, как он призывал задавить пикет «Наших» у здания антироссийской «Новой газеты». 
Заголовок статьи весьма хорош. «Отлучение Церкви». Есть люди, у которых в жизни все наоборот. Оппозиционеры. Они не гайку привинчивают к машине, а машину к гайке. Рисуя, водят холстом по кисточке. Зубами чистятся об щетку. Сначала распускают сосну на доски, а потом спиливают. Как в той частушке. «Ехала деревня мимо мужика, Вдруг из-под собаки лают ворота, я схватил дубинку, разрубил топор. И по нашей кошке пробежал забор» и т.д. И вот Церковь устами «журналиста» отлучила себя от Иллариона. А Россия – от Немцова и Чириковой. А здравый смысл и кодекс чести журналиста – от Никитинского.

Долго разбирать эту двухполосную бессмыслицу невозможно, да и не хочется. Дилетант, лезущий на страницах оппозиционного листка в сложнейшую проблему не для того, чтобы ее решить, а для того, чтобы, как всегда, со всеми разобраться, всем нахамить, дописать не высказанное собеседником, выглядит скверно и жалко. Но воспользуемся случаем, чтобы поговорить о сложных вещах. Для начала возьмем только одну, характерную, фразу статьи. Илларион, отправленный в монастырь, оказывается «лишен свободы» и теперь выбирает между «Церковью и верой, Богом и смирением». Вряд ли об этом ему сказал сам Илларион. Противопоставительный ряд изумителен и характерен для типичного малообразованного «правозащитника» и, что хуже, журналиста антироссийского издания. Даже не для интеллигента (о которых мы еще поговорим), за право коих лезть в чужой монастырь со своим уставом Никитинский активно борется. Ибо настоящая интеллигенция (особенно та, о которой писали в начале ХХ века такие люди как Булгаков, Гершензон и другие) была склонна к анализу, сложным конструкциям, метаниям, трагедийности своих переживаний. Разум вставал между сердцем и Богом. И человек мучительно переживал эту разделенность, пытался примирить непримиримое, поскольку сердце требовало простого, а разум сложного, и как же трудно было согласиться с тем, что «где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного».

В статье из антироссийской «Новой» все проще и примитивней. Бог и Церковь противопоставляются вере и смирению. И не беда, что Сам Бог в лице Иисуса Христа созидал Церковь, которую не одолеют врата ада. Сделав выбор в пользу веры и смирения, и отринув Бога и Церковь, в кого будет веровать Илларион? Перед кем будет смиряться? И для чего? Но у Никитинского эти сложные вопросы не возникают, ибо Бог воспринимается им, как Путин, от которого бегут свободы и в ужасе прячется демократия, а Церковь воспринимается «журналистом» как репрессивный милицейский аппарат, не любящий тех, кто нарушает правила и ниспровергает порядки. А поскольку настоящий антироссийский оппозиционер, увидев где-либо любые правила и порядки, должен начать инстинктивно и немедленно их нарушать и ниспровергать, у выходца из антироссийской «Новой» такое устройство Церкви не укладывается в голове и вызывает чувство протеста. Не говоря уже о том, что свободу Никитинский воспринимает в убогих категориях многовариантности поведения, не зная о том, что в Церкви свобода всегда означала выбор между добром и злом. И в этом смысле отправление Иллариона в монастырь не есть лишение свободы, а есть ее обретение.

Но спасибо Никитинскому, что дал возможность порассуждать о демократии и интеллигенции в Церкви. Демократии в Церкви действительно нет. В дословном переводе демократия - это «власть народа», вера в то, что народ всегда прав. И такой демократии никогда не было и не будет в Церкви. Стоит напомнить, что распятие Христа явилось результатом именно «демократической процедуры» - Пилат предложил двух кандидатов, и именно свободное волеизъявление народа при наличии альтернативы привело Христа на Голгофу и сохранило жизнь убийце и бунтовщику. И это крайне поучительный для всех либералов и правозащитников исторический пример. Обратившись к истокам, можно заметить, что еще в первые века существования Церкви в составе христианских общин преобладали представители самых низших слоев общества и даже рабы, однако никакой борьбы за права и всеобщее равенство не было. Напротив, апостол Павел говорит о том, что «рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести». (1 Тим.8.6) и предостерегает о того, чтобы церковное равенство не воспринималось кем-либо как предлог к уравниванию всех в правах: «Пустые споры между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка. Удаляйся от таких». (1 Тим. 6.5). Не следует забывать и о том, что сама система иерархического устройства Церкви и главенство в ней Бога отвергает любую идею «демократии».

Теперь что касается сложного вопроса об интеллигенции в Церкви. Одному из церковных руководителей изрядно досталось от Никитинского за критическое отношение к стремлению интеллигенции все переделывать в Церкви. К сожалению, ситуация с интеллигенцией не меняется десятилетиями. Интеллигенция, придя в Церковь, сначала некоторое время терпит «произвол» и «власть духовенства», а затем начинает энергично перестраивать Церковь по собственным лекалам. «Легче всего интеллигентскому героизму, переоблачившемуся в христианскую одежду и искренне принимающему свои интеллигентские переживания... за христианский праведный гнев, - писал С. Булгаков, - проявлять себя в церковном революционизме, в противопоставлении... религиозного сознания неправде "исторической" церкви. Подобный христианствующий интеллигент, иногда неспособный по-настоящему удовлетворить средним требованиям от члена "исторической церкви", всего легче чувствует себя Мартином Лютером или, еще более того, пророчественным носителем нового религиозного сознания, призванным не только обновить церковную жизнь, но и создать новые ее формы, чуть ли не новую религию».

Сегодня об этом же пишет публицист О.Николаева: «Вызывает в ней (интеллигенции. Б.Я.) протест и наличие церковной иерархии, которая чревата в интеллигентском сознании исключительно политическими аналогиями с тиранией -советской или "самодержавной", а также ее сословным и бюрократическим аппаратом... Критическому осмыслению интеллигенции подвергается и образ священнослужителя как харизматического тайносовершителя: она полагает, что с Господом Богом ей было бы куда легче общаться непосредственно "напрямую", без всяких "отцов" и "посредников". Репрессивными кажутся ей и церковный устав, и чинопоследование, и вся церковная дисциплина: необходимость посещать богослужения, участвовать в церковных таинствах, молиться на языке церковных молитв представляется такой интеллигенции чистым фарисейством; всему этому она предпочитает наведываться в храм лишь "под настроение"("когда Бог на душу положит"), видит в церковных таинствах чуть ли не магию и суеверие, пригодные лишь для "невежественных" простецов и старушек, и полагает, что ее молитва "собственными словами" куда более угодна Господу, чем все церковные молитвословия, которыми Сам Дух Святой наставлял святых отцов. Такой интеллигенции безусловно ближе идея соловьевской "внутренней молельни", чем идея церковной соборности».

Кстати, эти интеллигентские настроения вовсе не такое невинное и безопасное самовыражение, как принято думать. В свое время идеи обновленчества, рожденные «либералами от Церкви» были быстро подхвачены многими «интеллигентами», что привело к пособничеству этой части «интеллигенции» физическому уничтожению священников, епископов и мирян из числа «тихоновцев». Также следствием этого стало прямое сотрудничество части либеральной «интеллигенции» и обновленцев с ГПУ и НКВД и, что не менее важно, временному оправданию обновленцев в глазах общества. Можно только представить, куда сегодняшняя «интеллигенция» типа автора статьи может завести не только Церковь, но и всю страну.

Данные статьи хороши не только потому, что являются поводом еще раз поговорить о сложных и актуальных вещах. Они полезны и тем, что, во-первых, дают возможность убедиться в отсутствии всякой идейной эволюции у т.н. «оппозиционеров». Прошло двадцать лет, а претензии к Церкви все одни и те же – нет демократии, свободы слова, митингов и собраний, разгула политических страстей. А во-вторых идет время, все меняется, усложняется и ускоряется, а они любое явление, любую проблему, человека, страну, народ по-прежнему запихивают в убогое прокрустово ложе «толерантности», «свободы делать что хочешь», «прав абстрактного, никогда и нигде не существовавшего человека», вкладывая в эти понятия только то, что нужно и выгодно им, отбрасывая, как ненужный хлам, всю тысячелетнюю духовную и литургическую традицию, историю, культуру. То есть сами себя записывают в маргиналы и выводят на обочину социальных, духовных и политических процессов.
 
P.S. Было бы неплохо, если бы Никитинский задумался над тем, чем может обернуться для монаха Иллариона заступничество антироссийской «Новой газеты». Ибо сочувствие боевого листка Госдепартамента кому-либо сам по себе факт настораживающий. А когда речь идет о монахе… Но Никитинскому некогда думать. Он отрабатывает тему. И зарабатывает. И отец Илларион в этой схеме присутствует как повод, но не как человек. Впрочем, как и все мы с вами для подобных «журналистов» и газет.
Subscribe

  • Башни Гоор

    Ходили ли вы к соседям за солью или спичками? Уже лет десять не слышал о таком развлечении. А вот в девяностые было такое. Да и до этого было, даже…

  • Матлас

    Бывают такие территории в которых просто хорошо. Хоть сиди, хотя пляши, можешь даже кверху пузиком лежать. Тебе максимально комфортно без каких-либо…

  • Сулакский каньон и Чиркейская ГЭС

    Еще совсем маленьким я влюбился в облака. Смотрел на них и представлял, что это не водяной пар, а живые существа Вот черепаха «проползла», а это…

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments