Блог Михаила Шора (michail_shor) wrote,
Блог Михаила Шора
michail_shor

Categories:

Беседа с игуменом Виталием

   Несколько недель назад я спросил в твиттере, с кем бы твивановцы хотели увидеть интервью в ближайшее время. Очень многие попросили, что бы этим человеком стал игумен Виталий (Уткин) - секретарь Иваново - Вознесенского Епархиального управления. В твиттере его аккаунт @igumen_Vitaly .
   Игумен Виталий открытый для общения человек, и мы с ним договорились о беседе. Я приехал в Епархиальное управление, и мы больше часа обсуждали совершенно разнообразные темы.  Результат этой беседы я выкладываю в своем Живом Журнале...

  

   Расскажите немного о себе, и о том, как и когда Вы пришли к Богу?
К Богу не приходят. Бог сам приводит к себе. Человек лишь должен откликнуться на этот Божественный призыв. 
Я родился в Москве, в семье служащих. В ней не говорили о Боге вообще ничего - ни плохого, ни хорошего. В детстве я крещен не был. Закончил обычную московскую школу, поступил в Московский Государственный Педагогический институт на исторический факультет и затем с первого курса был призван в ряды Вооруженных Сил. Два года служил на севере в Воркуте в погранвойсках – в Отдельной арктической пограничной авиаэскадрилье. Старший сержант запаса.
         Демобилизовавшись из армии, вернулся на свой факультет -  это был конец  1986 года. Факультет буквально штормило: это было время, когда открылись совершенно новые источники, когда появилась совершенно другая информация, появилась возможность обсуждать темы запретные ранее,  и все это вызывало огромный интерес. На нашем историческом факультете – создавались различные общества, проводились всевозможные дискуссии. Большое значение в жизни факультета имело неформальное студенческое объединение «Община» во главе с настоящим лидером и трибунов Андреем Исаевым, ныне председателем Комитета Государственной думы  по труду и социальной политике. Это было интересное и необычное время.
    
    Здесь и наступил момент духовного выбора. Вера и свобода вошли в мою жизнь одновременно.
     Все это происходило в контексте общественных изменений. Мы активно читали самиздат, старались принимать участие во всех значимых дискуссиях, а когда начались уличные акции – то и в них. Вместе с моим институтским другом мы даже выпустили свою самиздатскую хрестоматию – «Государственность и анархия». Он отвечал за раздел «Анархия», а я – за раздел «Государственность».
Хорошо помню, как впервые в 1987 году встретился со священнослужителем: это был дьякон Олег Стеняев, ныне известный московский протоиерей.
Он пришел к нам в институт и пригласил всех желающих на собрания своего неформального кружка. Этот кружок носил очень возвышенное название «Религиозно-  философский семинар «Возрождение».
На самом деле никаких формальных семинаров не было. Мы просто приходили на съемную квартиру, где было очень много молодежи, садились на полу, поскольку больше сесть было негде и слушали то что он говорит.
Однажды отец Олег сказал – «А сейчас мы с вами пойдем проповедовать…», мы все очень удивились, как же это пойти куда-то проповедовать. Он предложил пойти на Арбат. В то время это было очень свободное место и туда приходило огромное количество народа –«прикоснуться к свободе». Там разные люди пели, читали стихи, выставляли свои картины, вели бесконечные уличные дискуссии.
«А как мы будем проповедовать?», - спросили мы. Отец Олег ответил: «Вы стойте вокруг меня, я буду читать Библию, когда народ к нам подойдет – я начну проповедовать».
Так впервые на одной из московских улиц началась публичная проповедь. Отец Олег в подряснике встал на видное месте и стал вслух читать Священное Писание. Собралась огромная толпа народу. Отец Олег начал говорить, завязалась дискуссия. С тех пор такие проповеди стали регулярными.

Через некоторое время московские баптисты услышали о том, что «на Арбате попы проповедуют». Они взяли гитары и тоже отправились на Арбат. В этот момент там по уже сложившемуся обычаю проповедовал отец Олег, а мы привычно составляли его группу поддержки. Кто-то сказал, что на соседнем конце Арбата появились баптисты. «Идем туда!», - воскликнул отец Олег. Так впервые, при большом стечении народа произошел публичный межконфессиональный диспут. По-моему, это был уже 1988 год.
В феврале 1990 года в день память Новомучеников Российских (тогда в календаре этого праздника, конечно, не было) в Москве состоялась первая по-настоящему массовая антикоммунистическая манифестация. Отец Олег предложил нам в ней участвовать.
Взяли простыни и краски и соорудили транспаранты. На следующий день пришли к Дому художника, отец Олег вновь достал Библию и начал проповедовать, собрался народ. Вдруг мы поняли, что мимо нас через Крымский мост уже минут  15 идут огромные толпы людей. В тот день более 50000 человек участвовали в этом шествии. «Правда» написала, что на демонстрацию вышли все оппозиционные силы – «от монархистов до анархистов».
Мы шли своей православной группой, в мороз с непокрытыми головами, пели «Боже Царя храни…». Я нес  транспарант «Новомученников Российских - к всенародному прославлению».  
И вдруг наступил момент, как-то очень остро показавший всю противоречивость происходящего. Демонстрация подошла к американскому посольству. Здесь все толпа остановилась и люди стали выкрикивать «здравницы» в честь США. И вдруг я понял, что рядом с обретаемой свободой находится пространство страшной трагедии. Мы стояли на пороге крушения великого государства.

    То же самое чувство, только гораздо большей силы мне пришлось испытать в августовские дни 1991 года. Я был возле «Белого дома», сопереживал всем событиям, но все больше и больше понимал нелепость и абсурдность происходящего. Свидетелем осеннего кризиса 1993 года мне быть уже не пришлось, и слава Богу. Действительное преображение и изменение мира лежит ведь совсем не в этой плоскости.
Между тем жизнь шла своим чередом. Я принимал участие в создание первых в Москве православных скаутских отрядов, написал диплом «Новое религиозное сознание и журнал «Русская мысль» в 1907 – 1909 годах» о столкновении религиозного революционаризма Мережковского и либерального консерватизма Струве. Эта тематика затем своеобразно переросла в интерес к «русскому культуркампфу» - борьбе власти, радикальной интеллигенции и либерального дворянства против участия Церкви в общественной жизни во второй половине 19 – начале 20 века. Занимался изучением дореволюционных методик преподавания Закона Божия, опубликовал об этом статью в «Журнале Московской Патриархии».
Уже на старших курсах института я работал учителем и воспитателем в школе для детей, страдающих детским церебральным параличом. Там же работал и после окончания вуза, ставшего университетом. Вместе с детьми ездил по многим русским святыням, знакомился с возрождающейся церковной жизнью.

     К 1993 году у меня возникло желание стать монахом. По благословению архимандрита Даниила из Свято-Данилова монастыря поехал в Свято-Иоанно-Богословский монастырь Рязанской епархии. Затем с 1993 по 2006 год, жил в этом монастыре. Господь сподобил меня иноческого, затем монашеского пострига и священства. Был настоятелем Николо-Ямского храма в Рязани, подворья Иоанно-Боголовского монастыря, затем Покровско-Татьянинского храма Рязанского государственного университета. Монастырь был поднят из руин трудами нашего покойного старца архимандрита Авеля и нынешнего Управляющего Иваново-Вознесенской епархии епископа Иосифа. Он посещался и посещается поныне окромным количеством паломников. Для Рязанской земли Иоанно-Богословский монастырь стал центром духовного возрождения.

         1990-е  – начало 2000-х годов считаю для себя прекрасным временем. Понимаю, что у многих от этого трудного времени остались совсем другие воспоминания, но такова уж противоречивость происходящего. Но церковно-общественная жизнь вокруг нашего монастыря буквально кипела. Создавалась Православная гимназия, газета, детские и благотворительные организации, библиотеки, теологическое отделение Рязанского государственного университета. На подворье и в университетском храме собралась прекрасная община, с многими членами которой стараюсь поддерживать связь до сих пор. В 2000 году была создана организация «Православные витязи», через военно-патриотическое воспитание мальчишек приводящая их к церковной жизни. Полагаю, что за прошедшие годы через нее прошло не менее тысячи подростков. Закончил Московскую Духрвную семинарию, преподавал в Рязанской Духовной семинарии и на теологическом отделении РГУ. В конце Второй чеченской войны я ездил на позиции наших войск в Веденском ущелье, возил туда чтимую Владимирскую икону Матери Божией. С лета 2006 года несу послушание здесь, на Иваново-Вознесенской земле. Теперь оно носит церковно-административный характер. Считаю это тоже очень важным.
 
Когда я шел сейчас на беседу с вами, увидел, что храм реставрируется. Как давно это происходит и когда жители города смогут увидеть его во всей красе?
 
     Иваново-Вознесенское Епархиальное управление находится на территории Успенского мужского монастыря. Здесь же имеется большой храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, который был построен на старом Успенском кладбище в сороковые годы 19 века. В советские годы в нем в начале были квартиры, потом размещалось «ИВЭНЕРГО», Храм был полностью искорежен, и фактически реальное его восстановление началось около трех лет назад.
          Сейчас проделан огромный объем работ по его восстановлению. Они продолжаются. Но сказать когда будет завершена реставрация очень трудно – все зависит от денег, нет никакого специального финансирования. Естественно, никаких бюджетных средств здесь не привлекается.  Успенский храм очень вместительный, он станет одним из самых крупных храмов Иваново.
         Второй храм, который сейчас очень активно строится это Покровский храм. Назван он так в честь Покровского собора, который когда-то находился на территории современной площади Пушкина. Храм строится в 30-микрорайоне, на территории прихода в честь преподобного Серафима Саровского, и этот храм будет одним из самых крупных в городе Иванове.
 
Как раз есть вопрос по Покровскому храму: жители окрестных домов опасаются, что когда в нем будут звонить колокола, то в их квартирах будет такой звук, что им придется убегать из своих квартир…
 
 
         Непонятно, откуда взялась такая точка зрения. Дело в том, что проект Покровского храма не предусматривает строительства новой колокольни. Там останутся те колокола, которые уже есть в приходе преподобного Серафима Саровского. Кроме того, нужно знать, что современные высотные дома очень сильно гасят звук колоколов, поэтому какого-то сильного звона в городе просто не может быть в природе. Но почему нужно опасаться церковного звона? Это ведь наша духовно-историческая традиция.
 
В районе Типографской планируется строительство  Кафедрального собора…
      Этот вопрос пока не вышел со стадии обсуждения и говорить о нем рано. Сейчас мы сосредоточены на восстановлении Успенского храма и строительстве Покровского храма.
 
Во многих районах области есть разрушенные храмы, планируется ли их восстановление и будут ли в ближайшей перспективе 
какие-либо из них работать?


     Мы должны понять, что это процесс довольно противоречивый.  С одной, стороны мы сейчас стремимся к тому, что бы в каждом населенном пункте, где есть реально живые люди, не несколько дачников приезжают на лето, а постоянно живут, что бы там был или небольшой храм или молитвенная комната, где священник и миряне могли бы совершать молитвы и участвовать в богослужении и т.д.

     Но с другой стороны, мы видим большое  количество не восстановленных храмов. На современном этапе, в тех условиях, в которых существует Церковь задача восстановления их практически неподъемная.
Храмы всегда в России строились либо на средства  крестьян, либо помещиков. Условия для храма и священника создавались общиной или владельцем села. Все обеспечивала сама община.
К сожалению, у нас сейчас доминирует советская психология, когда люди считают, что им кто-то должны все дать, а Церковь воспринимается в качестве структуры обладающей неограниченными финансовыми ресурсами. У нее, якобы, имеется огромное количество денег которые она должна вложить в сельский храм, что бы несколько человек, которые тут проживают, получили возможность, как говорили в советские годы: «оправлять свои религиозные потребности».
    На самом деле все наоборот – люди должны сами объединится, что бы восстановить свой храм. Есть и еще один аспект проблемы. Государство разрушало эти храмы. Может пора государству подумать о программе их восстановления? Многие из них представляют не только историко-культурную ценность, но и являются святынями. Православие на территории Ивановской области существует тысячелетие.
    Поэтому мы с вами находимся в очень непростой ситуации. С одной стороны храм необходимо восстановить, но условий для этого сейчас нет, и они продолжают разрушаться. Может возникнуть вопрос: «А зачем же строить новые храмы, когда не восстановлены старые?». Ответ очень прост – где люди там и храмы. Если село вымерло, это не вина Церкви. Если не стало школы, инфраструктуры, производства, то в этом не вина Церкви. Люди ушли. Храм остался в чистом поле. И ради самих стен восстанавливать его не имеет смысл. Мы строим храмы, где есть люди. Есть люди в городе или действительно живом селе – нужно ставить вопрос о строительстве или восстановлении храма.
 
В здании Епархиального управления на стенах висит большое количество репродукций фотографий дореволюционного Иваново – Вознесенска. Хотелось бы узнать Ваше мнение на инициативу по возвращению городу его исторического имени.

  Епархиальный совет два года назад высказался по этому поводу.  Мы считаем, что рано или поздно должна восторжествовать историческая справедливость. Иваново было крепостным селом, из которого наиболее предприимчивые крестьяне выкупались, и на другом берегу реки создали другой населенный пункт Вознесенский посад. Это была быстро развивающаяся, современная капиталистическая муниципия. Там были своя социальная структура, органы местного самоуправлении. И когда встал вопрос об объединении, о создании города, то при объединении села Иваново и Вознесенского посада, именно посад взял на себя основную нагрузку.
         В качестве примера я бы привел ФРГ и ГДР. Мы прекрасно понимаем, какую роль  и финансовую нагрузку понесла ФРГ что бы интегрировать ГДР в себя, и поднять до своего уровня. Сравнимые усилия по окультуриванию Иваново были предприняты Вознесенским посадом.
         Отрицая приставку Вознесенск, мы, тем самым, допускаем историческую несправедливость, по отношению к тем людям, которые создавали город. Это Яков Гарелин и его сподвижники, которые для создания инфраструктуры, социальной сети приложили огромные усилия, свои капиталы, свой талант, фактически положили жизнь на создание этого города. Необходимости рано или поздно восстановить память об этих людях.   В возвращении старого названия часть людей видят подоплеку отрицания советского периода в истории.  Никто не собирается отрицать то действительно ценное, что было сделано в ту эпоху.
         Безусловно, был бренд «Иваново – город первого Совета».  Этот бренд был во многом искусственным. Созданный во время забастовки 1905 года стачечный комитет не был подлинной властью.  Но бренд очень помог развитию города в 50-х и 60-х годах, когда удалось развернуть дополнительную сеть предприятий.  Сейчас этот бренд не работает, и работать больше никогда не будет. Историческая ситуация полностью поменялась, и этот бренд больше не приносит пользу нашему городу.
         Поэтому сложилась достаточно благоприятная ситуация для восстановления подлинной истории нашего города, и возрождение ее в умах ивановцев. Я думаю, этот процесс достаточно длительный и в первую очередь нужно вести разъяснительную работу. Очень важно, что открыт памятник Я.П.Гарелину, что появляются постепенно таблички с двойными названиями улиц.
    Этот процесс будет продолжаться, и рано или поздно принесет свой результат.  Нет цели мгновенного переименования города,  цель в другом: рассказать ивановцам об их истории.
Ведь наша земля имеет поразительную историю. Земля древняя и святая. Ивановская область одно из мест этногенеза  русского народа.
 
Несколько лет назад мне удалось побывать в одном из районов нашей области, и принять участие в проводимом Церковью «Дне трезвости». Сейчас проводятся аналогичные мероприятия?
 
Общество трезвости в Верхнем Ландехе как существовало, так и продолжает успешно существовать. Опыт его очень интересен, мы стараемся распространить этот опыт на другие районы нашей области. Хочу заметить, что сейчас в регионе делается очень много для преодоления очень тяжелой ситуации связанной с алкоголизацией населения. Хочется здесь отметить усилия регионального Правительства и Ивановской областной Думы. Создан Церковно-общественный совет по противодействию алкогольной угрозе.
    На самом деле затронута одна очень важная проблема – проблема состояния нашего народа, которое очень и очень тяжелое.  Фактически, происходит деградация славянского населения. Это следствие тех разрушительных процессов,  которые шли на протяжении 20 века. С таким потреблением алкоголя как сейчас, нация стоит на грани исчезновения.
         Если бы речь шла только об алкоголе. Очень тяжелая ситуация с употреблением наркотиков. Мы с вами знаем что происходит в семьях, том количестве разводов которое происходит. Просто огромным является количество абортов.
Сложившаяся ситуация обусловлена теми установками, которые существуют в обществе. Речь идет, в первую очередь, об отсутствии высших ценностей, стремлении получить здесь и сейчас максимальное количество удовольствия, ничего при этом не делая. Раньше люди стремились преодолеть себя, с целью помочь другим, сейчас все по-другому.
    Одна из самых главных задач – измениние сложившейся в обществе метальной установки.
    Что бы ее преодолеть государству нужно пойти на очень серьезные – непопулярные меры.  Для того что бы решить проблему алкоголизации, нужно отказаться от производства ректификатов, то есть привычной водки и других спирто-водных смесей, допуская к продаже только дистиляты.  Второе: необходимо отказаться от продуктов искусственного происхождения и перейти к натуральным продуктам.  Это означает закрытие всех дешевых продуктовых магазинов, поставляющих людям вредный суррогат вместо пищи. Третье – для преодоления деградации и оглупления нации необходимо поменять телевизионную политику, запретить всевозможных юмористов и сериалы, оглупляющие людей. Четвертое – нужно законодательно запретить аборты и ввести за их совершение уголовное наказание.
  А теперь задайте вопрос, сколько бы продержалось федеральное правительство, которое бы пошло на эти меры? Вопрос состояния нашего общества очень сложный, и преодоление негативных тенденций  возможно только при кардинальной смене внутренней политики. Без таких мер развитие негативных тенденций, к сожалению, будет продолжаться и дальше.
 
В последние пару недель против Иваново-Вознесенской Епархии в интернете проводится «чернушная» кампания. В рамках, которой грязью поливают Епархию и Владыку Иосифа.  Хотелось бы понять, для чего они это делают?

   Это опять же психологическая проблема. Некоторые люди не приемлют порядка, власти, дисциплины, всего того на чем общество строилось на протяжении тысячелетий. Нежелание преодолевать самих себя, нежелание служить другим людям выражается в отрицании общества как такового, в полном отрицании основ общественного строя.
  Наше общество находится в тяжелом состоянии, многие люди, которые считают себя образованными, интеллигентными не встроены в общественную ткань, они хотят быть самими по себе. Эти люди привыкли строить жизнь, так как сами хотят.
Когда они сталкиваются с внутренней жизнью Церкви, то  понимают, что Церковь живет по другим принципам. В итоге эти люди начинают Церковь обвинять и обличать. Они считают, что везде и всюду должна существовать безграничная свобода. Критики хотят, чтобы Церковь приспособилась к ним. Хотят, чтобы Церковь, которой две тысячи лет, приспособилась к их желаниям и их свободе (как они ее понимают), к их страстям, их порокам, ко всему тому, что есть в них. Они как бы говорят Церкви: «Примите нас такими какие мы есть, и более того сами станьте такими какие мы есть, и тогда мы, может быть, согласимся на ваше существование».
   Такого не будет! Церковь пережила очень многие народы и государства. Переживет она своих критиков и сейчас. Это касается не только сиюминутной конкретной и незначительной ситуации, но и той критики, которая звучит по отношению к Церкви в либеральном сегменте СМИ и блогосфере.
 
В нашем городе появилось Иваново-Вознесенское телевидение. Там много интересных программ. Не планируется ли Епархией запустить на этом телеканале или на любом другом региональном запустить проект или программу?

  Я думаю этот вопрос нужно адресовать им. Мы готовы к сотрудничеству.



Subscribe

  • Каякёй. Деревня-призрак в горах

    Руины и гнетущая тишина. Церкви и часовни, мельницы и школы, мастерские и магазинчики, сотни и сотни других зданий, и даже фонтаны. Все это…

  • Продолжаю худеть

    Есть известная картина Кузьмы Петрова-Водкина «Купание красного коня» . Представляю вам ее современную версию, купание белого тюленя с облезлыми…

  • Параглайдинг в Олюденизе

    Стою в пять шагах от обрыва. Приятный морской ветерок на вершине горы Бабадаг продувает до самых костей. Мозг сговорился с моим страхом высоты и…

Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments